Музыкальная школа для взрослых
Екатерины Заборонок
Петь и играть сможет каждый!
+7 (495) 505-77-80, +7 (963) 681-20-81; info@ms4a.ru
вокалфортепианоГитарасольфеджиоконтрабас, скрипка, виолончель

Главная

О МУЗЫКЕ И МУЗЫКАНТАХ

Фото:

О МУЗЫКЕ И МУЗЫКАНТАХ

В какой-то момент понимаешь, что мир музыки для каждого открывается по своему.

Для профессиональных музыкантов музыка — это жизнь. Это манящая долина лучезарного, искрящегося, светящегося во всех направлениях счастья. Это эйфория, это наркотик. Это болезнь. Мы больны ей с глубокого бессознательного детства. И кажется, что впитали ее с молоком матери, с прогулками в парке ранней весной, с улыбкой бабушки, с пением птиц и валянием в сенном стоге на летней даче, с играми во дворе, с мороженым и ромовой бабой, с кружевным платьем, с прелестью гор и прохладой моря. Мы дышим ей, мы знаем ее как себя. Она говорит с нами всегда, говорит даже когда мы молчим. Она не требует заботы, она просто звучит в наших ушах, головах, сердцах постоянно. Она течет и меняется, приобретая самые неожиданные сочетания и формы. Мы любим ее, мы ненавидим ее.

Помните те долгие часы занятий?.. когда ты долбишь, долбишь, долбишь до тех пор, пока в стену не начнут стучать соседи. И ты рад, что все это наконец прекратилось. Ты как будто загружаешься в матрицу и начинаешь жить обычной жизнью, как тысячи людей. Но, со временем все больше понимаешь, что знаешь тайну мира. Мир, где нет музыки — это матрица. Мир, лишенный музыки — фальшивка, игра, в которую играют люди. Многие играют так, что сами не понимают где игра, а где жизнь.

Помните как навсегда становишься немного горбуном из-за неестественного положения корпуса от многочасовой игры на скрипке, да еще и с вечно натертой шеей от скрипичного подбородника. По малолетству ты прячешь эту натертость, боясь, что люди припишут тебе недостойное поведение и непозволительно долгий поцелуй поклонника в шею. Приходится всегда возить с собой скрипку. Как-бы в оправдание этой натертости. На лице появляется улыбка при воображении взрослой, солидной, элегантно одетой дамы (скрипачки оркестра Большого театра) с отпечатком поцелуя на шее.

А игра на фортепиано...Вас не били линейкой по пальцам? У меня в учителях была модная дама с нереально длинными ботфортами и всегда подкрученными локонами, которая с удовольствием стучала деревянной линейкой мне по пальцам от чего я долгое время боялась прикасаться к клавишам. До самой консерватории я играла на фортепиано, не дожимая клавиш до конца (до дна), отчего звук был какой-то бестелесный и совершенно неконтролируемый. Эдакая игра наудачу.

А как было здорово стукнуть крышкой инструмента в момент, когда сотый раз не получается сыграть гамму, арпеджио или пьесу. От души берешь ииииии...хрясь. Потом опять открываешь инструмент и как бы в извинение перед ним играешь пассаж в сто первый раз. Иногда, кстати, удачно.

А помните, как мы выражали свою агрессию, максимально растопырив пальцы и шмякая ими по клавишам не менее пяти раз. И, тем самым несколько охладив свой пыл, продолжали заниматься дальше.

Как тяжело было доводить свои умения до состояния навыка. Иногда механически считая количество повторений одного и того же упражнения, чувствуя себя бездушным механическим человечком.

Как же пригодилось мне потом эта механическая зубрежка…

А эти долгие часы пения номеров по сольфеджио, написание диктантов, пение интервалов, аккордов…

Помню как в училище я так боялась преподавателя, что практически ничего не слышала. Я имею ввиду в буквальном физиологическом смысле ничего не слышала. Как оказалось потом от страха сильно поднимается давление, которое и создает препятствие для хорошего слуха.

И вдруг все закончилось. Нет страха, нет контроля, нет давления. В уши устремился поток звуков. Представьте, вы слышите ноты и интервалы каждого отдельного инструмента в оркестре, музыка с тобой общается.

Мы слышим многое. Наше тело испытывает эйфорию от чистой гармонии. И мы можем сильно заболеть от грязно или немузыкально исполненной музыки. Мы испытываем сердечную боль и обиду за величайших композиторов и готовы мстить исполнителям за этот акт вандализма. Мы слышим каждый звук этой гармонии и предслышим куда пойдет дальше этот звук. Тысячи услышанных опер, кантат, симфоний дают нам необычайно богатую палитру звуковых трафаретов. Но мы не обольщаемся. Иногда композиторы преподносят нам звуковые сюрпризы. Новое...Мы жадно впитываем все новое. Это не важно как мы реагируем на это новое, но новый музыкальный трафарет навсегда поселяется в нашем мозге.

Как мы пишем музыку? Композиторы прежних лет диктуют нам ее на ухо. А мы, подобно стенографистам, записываем ноты на бумагу. На ней появляются самые яркие и удачные на наш взгляд прообразы музыки человечества. Мы – обереги музыки.

Есть ноты, а есть музыка. Ноты — это большие книги, которые лежат на полках в музыкальных библиотеках. Музыка – это звучащее пространство.Ноты могут лежать на полках вечно. Библиотекари — хранители нот человечества. Музыканты — хранители музыки человечества. И банк данных находится в голове музыкантов. Поэтому безумно важно именно то, что звучит. Мы просто обязаны сохранить информацию звучащего пространства человечества, сохранить МУЗЫКУ!

Выход на сцену для исполнения музыки — отдельная история, требующая освещения. Тебя охватывает безумное волнение. По началу настолько сильное, что ты практически не контролируешь себя и исполняешь что-то на одних рефлексах и практически не дыша. Перед этим ты практически не спишь, мало ешь и пьешь, уходишь в себя настолько, что практически не реагируешь на окружающую действительность. Все как в тумане — что-то сказала мама, вопрос задал папа, погуляла с собакой, надо повторить третью страницу, надо, чтобы вершина фразы получилась ясной, а подход к ней постепенный, длительный и начать его надо раньше, точно, раньше. Волна и отход, волна и отход...Макароны не буду.

Обязательно в самый последний момент перед выездом из дома на выступление у тебя что-то случается...Рвутся колготки, а новых нет, блузка не глажена, а гладить некогда, набойки на туфлях стерлись и не в чем выступать. И обязательно, обязательно потерялись ключи от квартиры. В мыле и полном дискомфорте ты прибываешь в свою ДМШ и что-то пилишь или играешь на фортепиано на очередном зачете или экзамене…

Сейчас все иначе. У тебя практически все готово и сложено. С нескрываемым удовольствием собираешься на концерт. В душе ликование, волнение и праздник. Без волнения нет движения, нет прогресса. Стоячая вода или болото. Легкое волнение, которое приводит в движение весь твой наадреналиненый организм. Ты излучаешь энергию и делишься ей со всем залом, со всем миром. Выступление — это большой праздник, и кажется все приходят смотреть только на тебя. Я смогу лучше, еще лучше. Внутренний критик никогда не дремлет. Он оценивает и сталкивает тебя с тобой же. Сразу кажется все замечают любую твою малейшую неточность — ноту взяла не на опоре, окончание не четко сказала, слово забыла, темп быстроват. Публика разная. Лучше думать, что на концерт собрались твои близкие и друзья, которые поддержат любое проявление творчества. Иногда интересно думать, что ты дома в халате и тапочках поешь перед зеркалом или играешь на фортепиано исключительно для себя, для души, для собственного удовольствия.

Помимо профессионалов в мире исполнителей музыки есть любители. Кстати, вы когда-нибудь задумывались над словосочетанием «исполнитель музыки»? Получается, есть бос – Музыка, а вы – исполнитель ее воли. Вся трудность в том, что никто не знает какова воля Музыки. Чего она хочет? Этот вопрос породил не мало споров и скандалов. «Его исполнение было ужасно», «он вообще не музыкален», «отвратительно, больше не пойду на их концерт». Что именно ужасно, в каком такте, по какой классификации, относительно кого или чего? Полное отсутствие критериев профессионального исполнения музыки дает богатую почву для фантазии самодуров, которые сами ничего выдающегося не сделали, но навредили судьбам многих неуверенных в себе начинающих музыкантов. И получается, профессиональные музыканты не только не объединяются в одну гильдию, но и с удовольствием и злой искрой в глазу поливают друг друга грязью презрения. В этом чувствуется, по моему мнению, чисто русская способность к возвышению себя через унижение других.

Особое место в музыкальной культуре занимают музыканты-любители. Это люди, которые позволили себе заниматься любимым делом (хобби, если хотите). В работе с любителями многие профессиональные музыканты видят свою миссию. Миссия называется «оживление людских душ». Люди оживают при соприкосновении с настоящим искусством. Их души загораются пламенем творчества. Появляются силы жить, любить, творить, радоваться жизни и дарить эту радость остальным.

Для любителей музыка — это волшебство, это тайна, это глоток свежего воздуха, отдушина. Они вкладывают душу сначала в одну фразу из песни, потом в несколько, а потом песня оживает и превращается в музыку. Действительно сильные духом люди способны до конца выдержать испытания, которые им дарует музыка.

Сначала любителей ждет полная эйфория. Я в музыке. Я попал в мир, о котором только слышал. Новое. Вот он какой, оказывается. И люди...Они другие...Они яркие, интересные. Нежели я смогу понимать их и разговаривать с ними на одном языке?!

И образуется притяжение. Музыка, подобно красивой женщине, начинает манить и затягивать. Дальше и дальше, открывая все новые дали.

Некоторые уже на этом этапе начинают видеть всю свою жизнь с ее невзгодами и проблемам как матрицу, меняя степень воздействия бытовой действительности на себя.

И вдруг...Камень. Отчаяние. «Я никуда не двигаюсь, мне не место в музыке, я ухожу из музыки». Второй этап вовлечения в музыку называется – «Разочарование». Этот этап охватывает всего тебя, занимает все твои мысли и отнимает силы. Не многие выдерживают это испытание. Что же получается? Человек искренне любил и слушал музыку. Он — любитель-слушатель музыки. А потом он захотел перейти в фазу «любитель-исполнитель» музыки. То есть стать активным действующим лицом в мире Музыки. И вдруг Ее высочество отторгает его. Изгоняет с позором, подсказывая, что этот мир только для избранных.

Те, кто преодолевают это состояния разочарования, оцепенения, попадают в новый этап под названием «Техника». Что? Какая техника? При чем тут музыка?, – спросите вы. А как сделать, чтобы пальцы пианиста бегали, а голос вокалиста звучал?

– Чудо? Магия? Дано? Талант, данный от рождения?

Кропотливый, ежечасный труд. И чем больше труда, тем меньше мыслей про «а вдруг получится...».

И вот, вы уже сидите и увлеченно занимаетесь, вы злитесь и даже не идете есть любимый борщ. Что же это? Это дорога в профессионалы, на которую вам удалось встать.

– Все так просто? Играй себе, пой себе, и все получится?

Если с сегодняшнего дня ты перестанешь есть сладкое и выпечку, то похудеешь, – миллионы людей знают эту аксиому. И что, все так просто? ДА, – при условии, что это твой выбор на всю оставшуюся жизнь, при условии, что твой мир навсегда изменится вот с этого мгновения и никогда не будет прежним, при условии, что, когда твое окружении вдруг начнет на тебя странно смотреть и задавать вопрос – «зачем тебе эта ерунда», ты не собьешься с пути, не отвернешься от «своего нового пути», а скорей сменишь таких «друзей», при условии, что даже самые близкие могут не понять и не разделить твоего нового увлечения, а при попытке рассказать им, наткнешься на стену непонимания…

Добро пожаловать в увлекательный мир музыки! Нас миллионы, мы поем, играем, сочиняем, выступаем, живем и мы счастливы. Музыка пронизывает все наше бытие. Она с нами всегда, она не придает, не обманывает, она радует, волнует и манит.

Мир музыки тесен. Мы обязательно встретимся.

ДО СКОРОЙ ВСТРЕЧИ!

Автор статьи Екатерина Заборонок

22.02.2017